Версия для слабовидящих
  • Калужское представительство РОИА
  • Нормативно-правовая база
  • Услуги
  • ЭПК
  • Государственные закупки
  • Деятельность
  • Государственная служба
  • Противодействие коррупции
  • Государственные услуги
  • Общественный совет
  • Бюджет для граждан
  • Поздравления
  • К 100-летию государственной архивной службы России
  • Вторые чтения

    Архелогическая деятельность КУАК

    Первые шаги в деле археологического изучения Калужской губернии были сделаны еще в последней четверти XVIII столетия. В 1781 г. академик В.Ф.Зуев составил первые научные описания двух городищ близ Калуги - в с. Ждамирово и в устье р. Калужка. (Рис. 1). И только через столетие на территории губернии начинаются первые научные археологические исследования, продолжающиеся с некоторыми перерывами до настоящего времени.

    Основную работу по изучению археологических памятников в губернии проводила Калужская Ученая Архивная Комиссия (КУАК), организованная 28 января 1891 г. На заседании КУАК 30 марта 1891 г. было объявлено, что "необходимо собирать материалы для составления археологической карты Калужской губернии с обозначением на ней городищ, курганов, урочищ".

    Чтобы оценить ту роль, которую сыграла КУАК в деле изучения археологических памятников, следует кратко остановиться на ее деятельности.

    Председателем КУАК И.Д. Четыркиным проводилось археологическое обследование Калуги и ее окрестностей, а также некоторых уездов губернии с целью составления археологической карты. (Рис. 2).

    Большое внимание исследователь уделял изучению погребальных памятников – курганов. Им было раскопано 17 курганов: 5 из них между сс. Губино и Меренищи в Козельском уезде и 12 курганов по берегам р. Калужки близ Калуги. (Рис. 3).

    На городище в устье р. Калужки, считавшимся тогда по преданию одним из первоначальных мест Калуги, в 1892 г. И.Д.Четыркин провел небольшие раскопки. В результате были обнаружены следы пожарища, кости животных и фрагменты глиняных сосудов. В 1894 г. он «произвел раскопку» на городище раннего железного века у с. Городня близ Калуги, где были найдены «большое количество битой глиняной посуды», кости животных и «грубые костяные поделки». Кроме того, им были обследованы поселение в устье р. Калужки (Турдворики), «Симеоново» городище в Калуге, городища в с. Калужке (Ждамирово) и в г. Лихвине. (Рис. 4, 5).

     

    В с. Кременском Медынского уезда совместно с членом КУАК В.В. Арсеньевым составили подробное описание городища – места летописного Кременца.

    При этом исследователь попутно занимался сбором исторических, этнографических и других сведений. К сожалению, о работах И.Д.Четыркина имеются лишь очень краткие сведения в отчетах КУАК в Императорскую Археологическую Комиссию и небольших заметках "Известий Калужской Ученой Архивной Комиссии", а также небольшая коллекция находок в фондах Калужского краеведческого музея.

    Широкие археологические исследования с 1880-х гг. и до начала XX столетия проводил Н.И. Булычев по течениям рр. Оки, Угры, Рессы, Серены, Снопоти и др. (Рис. 6).

    Основным объектом его изучения были курганные могильники. Раскопав 409 курганов с 454 погребениями, большая часть которых относилась к древнерусскому времени, он собрал значительный по объему и научной значимости материал, ярко освещающий быт и культуру сельского населения верхней Оки и верхнего Подесенья. (Рис. 7). Кроме того, им было обследовано и несколько городищ, а на некоторых проведены раскопки. На городищах Серенск, Спас-Перекша и Мощины, наряду с находками мощинской культуры III-VII вв. были найдены многочисленные предметы быта, вооружения, украшения XI-XIII вв.

    На Мощинском городище был найден знаменитый «Мощинский» клад металлических и стеклянных украшений, в том числе с эмалями, хранящийся в настоящее время в ГИМе. (Рис. 8). В заболоченной пойме левого берега р. Жиздра им изучался интереснейший памятник археологии – многослойное болотное городище у с. Мужитино. Нижний горизонт культурного слоя содержал находки периода раннего железного века, а верхний горизонт культурного слоя – находки периода Древней Руси. Его изданные альбомы-отчеты являются примером добросовестного научного исследования своего времени и "настольными" книгами современных археологов, занимающихся древней историей Восточной Европы.

    В те же годы археологические исследования в губернии проводились и другими членами КУАК. Например, в 1891 г. три древнерусских кургана были раскопаны учителем С.А.Комаровым у с. Оболенское Тарусского уезда на р. Протве, в которых находились остатки древнерусских захоронений по обряду ингумации с погребальным инвентарем (бусы, кольца, перстень).

    В 1903 г. С.Д. Соколовым и С.С. Ждановым проводились раскопки курганов периода Древней Руси в с. Коханы. К сожалению, переданные в КУАК журнал раскопок, таблицы с фотографиями и планшеты с находками не сохранились.

    Другим членом Комиссии, Н.В. Тепловым, проводились работы по поручению Московского Археологического Общества. В частности, в 1897 г. он провел небольшие раскопки на городище "Дуна" близ г. Лихвина на р. Оке. (Рис. 9). Материалы его небольших работ позволили сделать заключение о многослойном характере поселения - от периода раннего железного века до Древней Руси.

    В 1898-1899 гг. раскопки этого памятника продолжила Ю.Г. Гендуне. Культурный слой городища содержал находки, датирующиеся от второй половины I тысячелетия до н. э. до древнерусского времени. В 1900 г. и в 1903 г. Ю.Г.Гендуне проводила раскопки городищ периодов раннего железного века и Древней Руси у с. Городище в Тарусском уезде и Акиньшинского в Лихвинском.

    Н.Д. Самосатский в 1891 г. обследовал городища у с. Любутское на р. Оке (ныне городища 1 и 2 у с. Троицкое Ферзиковского района Калужской области) и записал легенды и предания с ними связанные. Результатом работ явилась локализация здесь летописного города Любутска, впервые упоминающегося в письменных источниках во второй половине XIV в. (Рис. 10).

    Кроме того, сбором древностей в губернии занимались и другие члены КУАК – П.А. Трейтер, С.А. Никитин, Д.И. Литвинов и др., принося их в дар комиссии.

    В результате археологической деятельности КУАК в начале XX столетия был собран большой фактический материал по древним поселениям и погребальным памятникам в губернии. Интерес к памятникам старины заметно активизировался. Большинство исследователей собирали сведения о городищах, селищах и курганах с целью составления археологических карт, способствуя тем самым, более глубокому изучению местной истории.

    Материалы, полученные в результате археологических исследований, проводившихся членами КУАК, послужили основой создания археологической коллекции будущего музея. Исторический музей при КУАК был открыт в 1897 г. и состоял из 5 витрин, одна из которых содержала археологические находки. Следует также отметить тот факт, что часть находок была передана в Исторический музей в Москву, а некоторые пополнили фонды Эрмитажа.

    Вклад КУАК в изучение древнейшего прошлого губернии был достаточно велик. Материалы, полученные в результате археологических исследований, легли в основу изучения древней истории не только Калужской губернии, но и центральной части лесной зоны Восточной Европы (Верхнее Поочье и Верхнее Подесенье).

    Следует остановиться несколько подробнее на некоторых наиболее важных археологических исследованиях и открытиях, сделанных членами КУАК, положивших начало глубокому научному изучению ряда археологических памятников и культур Восточной Европы во второй половине XX столетия и в настоящее время.

    Достаточно значимы в научном отношении исследования Н.И. Булычева. Во-первых, как первооткрывателя древностей III-VII вв. на верхней Оке, во-вторых, как первого исследователя Серенского городища. В то же время, Н.И. Булычев и И.Д. Четыркин, независимо друг от друга, стали первооткрывателями достаточно уникальной в археологическом отношении группы курганных погребений, отнесенных современными исследователями к иноэтничным.

    В 1888 г. Н.И. Булычев проводил раскопки на городище у с. Мощины Мосальского уезда. В процессе раскопок был найден т. н. «мощинский» клад украшений, выполненных из цветных металлов, серебра и стекла – один из крупнейших кладов раннего средневековья в Восточной Европе. Включает различные категории украшений и деталей костюма: привески-лунницы, различные фибулы, браслеты, цепедержатели, бусы и др. предметы. Особенностью клада является присутствие в нем большого числа изделий с выемчатыми эмалями, характерных для широкого круга восточноевропейских древностей римского времени и эпохи Великого переселения народов. (Рис. 8).

    Мощинское городище дало название археологической культуре – мощинской и является наиболее исследованным памятником этой культуры. Практически полностью городище было раскопано Среднерусской экспедицией ИА АН СССР под руководством И.К. Фролова в 1974-1980 гг.

    Исследования на Мощинском городище и на других памятниках этого периода (Е.А. Шмидт, Т.Н. Никольская, И.К. Фролов, А.М. Воронцов и др.) позволили выделить круг артефактов, характеризующих мощинскую археологическую культуру середины III – середины VII вв. и очертить ее территорию – бассейн верхнего течения р. Оки, до устья р. Протвы на левобережье и до устья р. Осетр на правобережье. Часть памятников занимает бассейн верхнего Днепра и левые притоки Десны, также в ее верхнем течении. Один памятник известен в верховьях р. Вазузы в верхневолжском бассейне. (Рис. 11).

    К настоящему времени известно большое число поселений этой культуры, но достаточно мало могильников. Несмотря на длительную историю ее изучения, многие вопросы остаются открытыми: происхождение и этнический состав населения, отсутствие четко обоснованной хронологии и др.

    Наиболее хорошо изучена Окско-Донская группа памятников в Тульской области (А.М. Воронцов).

    В 1898 г. Н.И. Булычев исследовал Серенское городище. Была получена коллекция самых разнообразных по своему функциональному назначению предметов: различные украшения (привески, бляшки, браслеты и др.), предметы быта (замки, ключи, кресала и др.), предметы вооружения и конского снаряжения (наконечники стрел, шпора, кистень).

    Городище находится в д. Серенск Мещовского района, на правом берегу р. Серена. Это городище сложного типа. Включает детинец (2500 кв. м.) и окольный город (ок. 4 га). К городищу примыкают селища-посады (более 25 га). (Рис. 12). Вокруг городища также находились пригородные села и слободы. На городище сохранились остатки мощных оборонительных сооружений в виде высоких земляных валов и глубоких рвов. (Рис. 13).

    Исследования на городище были продолжены Верхнеокской экспедицией ИА АН СССР под руководством Т.Н. Никольской с 1965 г. по 1984 г., а в 1986-1988 гг. – Т.М. Хохловой. Исследования были продолжены в 1997-1999 гг. (Т.М. Хохлова, О.Л. Прошкин), а также в 2011 г. (Т.М. Хохлова) на селищах-посадах и пригородных селах-слободах. (Рис. 14). Археологические разведки 1997-1998 гг., проведенные на территориях, прилегающих к городищу показали, что уже со времени основания город был окружен сетью открытых поселений (селищ). Жизнь на них продолжалась до позднего средневековья. Высокая археологическая изученность памятника позволяет получить большую научную информацию о функционировании этого крупного древнерусского поселения.

    Установлено, что преобладающей застройкой детинца Серенска в древнерусский период была усадебно-дворовая. На городище обнаружены следы широкого ремесленного производства. Именно Серенск выделяется на всей верхней Оке значительным числом находок, а также их разнообразием. Там занимались обработкой железа, изготовлением ювелирных изделий из цветных металлов, возможно, что и из стекла (браслеты). Достаточно ярко выражена сельскохозяйственная и промысловая деятельность населения (каменные жернова, железные косы-горбуши, серпы, удила, топоры, пешни и т.п.). О торговле свидетельствуют многочисленные находки привозных вещей (янтарные крестики, кресты-энколпионы и т.п.). Большое значение имеет и находка костяной печати. Кроме того, именно на этом поселении найдено самое большое число разнообразных предметов вооружения, снаряжения всадника и коня. (Рис. 15).

    Серенское городище и примыкающие к нему селища-посады являются остатками одноименного летописного пункта, впервые упоминающегося в летописи под 1208 г., где он назван "городом" [ПСРЛ., Т.41. Летописец Переславля Суздальского. С.127]. Затем в качестве "града" упомянут под 1231/32 г. [ПСРЛ., Т.XXV. Московский летописный свод. С.125]. Сохранял городской статус и позже - в конце XIV в. указан в "Списке русских городов дальних и ближних" (в числе литовских) [Тихомиров М.Н., 1952. С.224].

    В конце XIX – начале XX вв. Н.И. Булычевым и И.Д. Четыркиным были раскопаны курганы, содержавшие остатки погребального обряда, не характерного для местного населения, как в период Древней Руси, так и в более позднее время. (Рис. 16). В их числе:

    1) мужское трупоположение с оружием, сопровождавшееся захоронением коня (Трашковичи);

    2) мужское трупоположение с оружием (Трашковичи);

    3) захоронение коня (Васильевское - Паршино);

    4) захоронение коня вместе с трупосожжением (человек, животное ?) (Губино – Меренищи, Выгорь);

    5) мужское трупоположение с жертвенным захоронением птицы (Губино - Меренищи);

    6) мужское погребение под каменной прямоугольной насыпью (Леоново).

    Обряд погребения с оружием и конем, а также с жертвенными животными из этих курганов находит наибольшее число аналогий на территории Северо-Восточной Европы и связан с культом этих животных, уходящим своими корнями в глубокую древность и сохранившимся там до позднего средневековья. Яркий пример - сожжение литовского князя Ольгерда со своими конями в 1377 г.

    Особо следует выделить полиэтничный курганный могильник Леоново в бассейне р. Угры. В курганах находились погребения с различной ориентировкой (головой на восток, запад, юго-запад) и с набором украшений, характерных для вятичей (семилопастные височные кольца) и населения Северо-Западной и Юго-Западной Руси (ромбощитковые и бусинные височные кольца). В одной из насыпей, имевшей прямоугольную форму и сложенную из камней, находилось безинвентарное мужское погребение, ориентированное головой на запад. Аналогичные погребальные сооружения характерны, в частности, для верхнего Понеманья, где они датируются по находкам в них литовских и польских монет XIII-XVI вв.

    Анализ погребального обряда этих курганов позволил современным исследователям (В.И. Кулаков, О.Л. Прошкин) предположить, что они оставлены выходцами из Северо-Восточной Европы – литовцами, ятвягами и т. п. и могут датироваться в широких хронологических рамках – XII–XV вв.

    И наконец, еще одно из важнейших направлений в археологии Калужской области, получившее основное развитие с 1950-х гг. также имело свое начало в исследованиях КУАК – изучение славянских памятников.

    Самым первым археологически исследованным поселением в губернии, содержавшим находки славянского периода было городище в урочище «Дуна» близ Лихвина. Материалы раскопок Н.В. Теплова и Ю.Г. Гендуне включали многочисленные находки IX-X вв. Большое значение для датировки славянского слоя городища имела находка аббасидского дирхема чекана 758/59 г. в г. Каффа. (Рис. 17).

    Тогда же, на рубеже XIX-XX столетий под рук. Н.И. Булычева, а затем Ю.Г. Гендуне проводились раскопки курганного могильника у с. Доброе (Лихвинский уезд), где были обнаружены славянские погребения конца I тысячелетия н. э.

    С 1950-х гг. в связи с увеличением объема археологических исследований в Калужской области в поле зрения исследователей стали попадать и памятники славянского периода. В их числе: городище и курганный могильник Вороново близ Перемышля, селище Беницы и др. Значительная по объему и научной значимости информация о славянских памятниках Калужского края была получена в процессе работы над областным сводом памятников археологии в 1970-1990-х гг.

    На имеющихся в настоящее время материалах, можно говорить о двух основных периодах освоения территории Верхнего Поочья (в том числе и Калужского края) славянским населением. К раннему периоду (IX – середина X вв.) относятся памятники с предметами степного, кочевнического круга, характерными для салтово-маяцкой культуры. (Рис. 18).

    Ярким примером такого памятника служит городище «Чертово Городище» в Козельском районе, основные исследования на котором проводились с конца 1990-х гг. Получена большая коллекция различных находок IX - 1-ой половины X вв. (Рис. 19). Единственное предположение о том, что представляло собой городище «Чертово Городище» в IX в., на настоящем, промежуточном уровне его изучения, а также изучения его ближайшей округи заключается в определении его в качестве культового места, а возможно и убежища. Аналогий подобному поселению этого периода на верхней Оке пока неизвестно.

    К позднему периоду (2-я половина X – 1-я половина XI вв.) могут относиться памятники, на которых отсутствуют вещи салтово-маяцкого круга (лишь редкие экземпляры!), а наряду с лепной роменской керамикой присутствует раннекруговая керамика. (Рис. 18).

    Ярким примером может служить курганный могильник Рыжково в Боровском районе, где проводились раскопки в 2005-2007 гг. (Рис. 20). Наибольший интерес представляет погребальный обряд этого могильника, включавший погребальные сооружения – домовины. Деревянные погребальные сооружения, схожие по своей конструкции, форме, размерам и расположению с открытыми в Рыжково известны в ряде пунктов Восточной Европы и датируются концом I тысячелетия н. э. Содержат остатки кремации умерших, в том числе погребальный инвентарь.

     

    Литература

     

    Археологическая карта России. Калужская область. 2006. М.

    Булычев Н.И. 1899. Журнал раскопок 1898 г. по берегам Оки. М.

    Булычев Н.И. 1899. Журнал раскопок по части водораздела верхних притоков Волги и Днепра. М.

    Булычев Н.И. 1903. Журнал раскопок по части водораздела верхних притоков Днепра и Волги. М.

    Булычев Н.И. 1913. Раскопки по среднему течению р. Угры. М.

    Гендуне Ю.Г. 1902. Опись предметов, найденных Ю.Г. Гендуне при раскопках в с.Городище, Калужской губ., Тарусского у. в 1900 г. // ИКУАК. Вып.1902 года. Калуга.

    Гендуне Ю.Г. 1903. Городище Дуна Лихвинского уезда, Калужской губернии. СПб.

    Зуев В. 1787. Путешественные записки В.Зуева от С.-Петербурга до Херсонеса в 1781 и 1782 гг. СПб.

    Добычина М.А., Иванов В.А. 2013. Представительная власть Калужского региона. История и современность в лицах. Калуга.

    Кашкаров В.М. 1898. Город Перемышль. // ИКУАК. Т.1, вып. 1. Калуга.

    Кашкаров В.М. 1898. Село Любутское. // ИКУАК. Вып. 5-6. Калуга.

    Кашкаров В. 1898. Село Городище Тарусского уезда. // ИКУАК. Вып 7-8. Калуга.

    Комаров С. 1890. Археологические изыскания в Тарусском уезде. // Калужские Губернские Ведомости. №52.

    Протокол заседания Калужской Ученой Архивной Комиссии. 12 октября 1891 года. 1891. // ИКУАК, №2. Калуга.

    Протокол заседания Калужской Ученой Архивной Комиссии. 6 февраля 1892 г. 1891. // ИКУАК, №2. Калуга.

    Прошкин О.Л. 1988. Калужские курганы в раскопках И.Д.Четыркина // Вопросы археологии и истории Верхнего Поочья. Тезисы докладов. Боровск.

    Прошкин О.Л. 1991. Археологическая деятельность Калужской Ученой Архивной Комиссии. (К 100-летию образования). // Вопросы археологии и истории Верхнего Поочья. Тезисы докладов. Калуга.

    Самосатский Н. 1891. Историко-археологические материалы о бывшем городе Любутске. // ИКУАК. №2. Калуга.

    Теплов Н.В. 1899. Городище «Дуна» близ г. Лихвина Калужской губернии. // ИКУАК. Вып.I. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1892. Результат начальных археологических исследований по нижнему течению речки Калужки. // ИКУАК. №2. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1894. Отчет товарища председателя Калужской Ученой Архивной Комиссии И.Д. Четыркина о произведенных им историко-археологических исследованиях и раскопках вблизи «Старого Городища» в 6 верстах от г. Калуги, с разрешения Императорской Археологической Комиссии. // ИКУАК. №3. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1895. Отчет в Императорскую Археологическую Комиссию товарища председателя Калужской Ученой Архивной Комиссии И.Д. Четыркина о произведенных им в 1894 г. археологических раскопках по нижнему течению речки Калужки. // ИКУАК. №4. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1897. Городища, на которых, по преданию, находилась в древности Калуга. // ИКУАК. №5. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1897. Отчет о раскопках, произведенных И.Д. Четыркиным в 1895-1896 гг., читанный в заседании Архивной Комиссии 3 апреля 1897 г. // ИКУАК. №5. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1898. Значение глиняных сосудов, найденных при раскопках курганообразных возвышений на берегу р. Оки, вблизи Калуги. // ИКУАК. Вып. 2. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1898. Предметы, найденные на Серенском городище Калужской губ. Мещевского у. // ИКУАК. Вып.9-10. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1898. Археологическая заметка. // ИКУАК. Вып.7-8. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1899. Дневник раскопок, произведенных в 1898 г. в уездах Козельском, Лихвинском и Калужском. // ИКУАК. №2. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1899. Пробные раскопки Лихвинского городища 14 и 15 июля 1899 года. // ИКУАК. Вып.2. Калуга.

    Четыркин И.Д. Археологические находки на южной стороне древнего городища в г. Козельске. // ИКУАК. Вып. 1900 г. Калуга.

    Четыркин И.Д. 1903. Открытие в Козельском уезде Калужской губернии, близ деревни Стенино, остатков палеолетической эпохи. // ИКУАК. Выпуск 1902 г. Калуга.

     

    Афиша вторых чтений - скачать

    Просмотров: 297


    Страница сгенерирована за 0.016519 секунд